Арткриминалистика

Еще три дня в Центральном доме живописца на Крымском валу будет трудиться XI Антикварный салон, организованный компанией "Экспо-парк". Изобилие галерей и вещей на салоне помой-му разрешает сказать о том, что отечественный художественный рынок процветает. Тем более необычным на первый взгляд думается тот факт, что за сутки до открытия салона начали работату направления артдилеров, организованные по инициативе ярмарки "Арт-Манеж" Университетом неприятностей современного мастерства и Национальным музейно-выставочным центром "Росизо". Напрашивается вывод: отечественный рынок дожил до для того чтобы момента, в то время, когда о клиентах возможно не тревожиться — они больше некуда не убегут, — а необходимо заняться образованием и воспитанием продавцов

Дилер, маршан, торговец картинами — профессия новая и еще очень редкая в Российской Федерации. О ее специфике и о ситуации на русском артрынке в целом консультант по формированию частных коллекций Елена КУПРИНА расказала журналистам "Известий" Николаю МОЛОКУ. — Кто таковой артдилер? — Дилер находит вещи, берёт их и после этого реализовывает. Он — прежде всего посредник, могущий договориться с двумя сторонами. Так как напрямую они не договорятся ни при каких обстоятельствах: ты можешь всех познакомить, тебя смогут кроме того постараться вывести из игры, но ничего хорошего из этого не окажется.

Исходя из этого первое умение — это сказать на различных языках, применяя различные коды. Я не дилер, а консультант — я не беру работы, а только советую либо не советую их своим клиентам. Ко мне приходит картина Надежды Удальцовой "Музыка" 1915 года. Не сама картина, а информация о ней.

Картина находится в второй стране, а интерес к ней — в третьей стране. Приходит с документами — она подтверждена экспертом и наследниками. Помой-му возможно бежать и всем рекомендовать. Но нужно проверить подлинность всех этих документов. Документы чистые. Тогда появляется второй вопрос: где же эта вещь была все то время, в то время, когда ушла из семьи, у кого ее приобрели люди, каковые на данный момент ее реализовывают?

Другими словами необходимо всецело вернуть ее биографию. Я определю, что картина вышла из семьи в 50-е годы и была на Западе (тогда еще отечественное государство не проявляло интереса к таким вещам). Я отыскала человека, что два года назад возил ее в Москву на экспертизу. Выслушала историю от него, от нынешних обладателей, от наследников.

Сложила эти истории — все сходится. Либо вторая вещь — "Дитя мира" Бориса Григорьева, размещённая в монографии Глеба Поспелова с подписью "местонахождение неизвестно". Мне ее внесли предложение в Лондоне. Необходимо было доказать, что то произведение, местонахождение которого неизвестно, и это, в Лондоне, — одинаковая картина. Другими словами я обязана сложить порванную биографическую цепочку. Это работа криминалиста. — И какое количество времени необходимо, дабы отыскать все финиши? — При с Удальцовой — три месяца.

Я езжу в мире, дабы взглянуть работы, встретиться с участниками истории. За прошедший год летала 86 раз, в текущем году — уже 72. на данный момент за три дня летала семь раз — нужно же все успеть. Квалификацию приходится подтверждать. Белый рынок — На столичном рынке я тружусь мало. — Из-за чего? Нет клиентов? — Клиенты-то имеется.

Неприятность в другом — столичный рынок совсем не организован, трудиться на нем тяжело. Должны быть цивилизованные правила, скажем, эксклюзивное право продажи вещи, дабы не дергаться, что ее уведут. У нас ничего этого нет. Оно, само собой разумеется, и ясно: отечественному рынку всего 10 лет.

Раньше-то артдилеры назывались фарцовщиками и спекулянтами, а галерей не было по большому счету. И только в 90-е годы рынок из закрытого и тёмного начал становиться легальным. Еще у нас нет закона о свободном перемещении культурных сокровищ. А он просто нужен: отечественное мастерство не набирает на Западе полную цену легко вследствие того что в том месте его мало знают. И в Россию ввезти картину весьма сложно.

С тебя на таможне желают 20 процентов за то, что ввозишь товар. Ты начинаешь растолковывать, что это — предмет мастерства и что он высвобожден от пошлины. А таможенник говорит: "А я вам на данный момент докажу, что это не мастерство, а товар". — Значит ли это, что и сейчас приходится трудиться полулегально? — Я ничего нелегального не делаю.

Я тружусь не с картинами, а с информацией и документами. Занимаюсь биографией вещи. Причем не только прежней, но и последующей. — А для чего заниматься последующей биографией картин? — Картина живет продолжительнее человека. В какой-то момент начинаешь осознавать, что не вещи — часть отечественной биографии, а мы — часть биографии вещей. И еще не светло, кто кого выбирает: коллекционер картину либо напротив. Картины не смогут на стенках.

Они должны жить — выставляться, публиковаться. В большинстве случаев, в случае если вещь неживая — это фальшак. Фальшаки — на данный момент в Москве таковой сладкий рынок фальшаков. Причем нехороших. Раньше была превосходная школа изготовления фальшаков.

на данный момент они мертвые, и это чувствуется сходу. Но самое страшное: они востребованы. — Что говорят продавцы, в то время, когда предлагают фальшак? — Значительно чаще говорят, что нашли у бабушки на чердаке. Но больших вещей с чердака не бывает. Что это должна быть за бабушка, у которой на чердаке валяется Малевич, а она кроме того не знает, что это Малевич, и реализовывает его за три копейки?

Таких бабушек не было уже в 60-е годы, тем более на данный момент. Вторая любимая история: тебе показывают метровую картину русского авангарда и говорят, что ее якобы спасли от уничтожения в таком-то провинциальном музее. Проверить легко: достаточно позвонить в данный музей. Но предлагают ее не то дабы дешево, но и не за ту цену, которую она стоит. И исходя из этого частенько глаза застит жажда наживы. И не контролируют. — Другими словами основное — провенанс, происхождение вещи? — Провенанс крайне важен.

на данный момент на "Сотби" Серебрякова стоит так дорого вследствие того что у нее с провенансом все в порядке: она из Фонда Серебряковой, другими словами из семьи художницы. какое количество же обязан стоить Айвазовский с подобного рода провенансом! Но разве его отыщешь!

Айвазовский-недостаток — Что на данный момент в моде? — Тяжело сообщить. на данный момент обстановка очень сильно изменилась — цены лишь за август поднялись на 20 процентов. Обычный рост был 15-20 процентов в год, а тут — за один месяц. — Из-за чего? — Хороших вещей практически нет. По окончании перестройки семьи, обладавшие большими вещами, их реализовали. Сейчас те же работы выходят на рынок по второму разу, но стоят уже дороже.

И все равно их нет. Кроме того XIX века: Поленов, Айвазовский, Шишкин, Саврасов. Их нереально отыскать. Кончились.

Недостаток. И 60-е годы XX века — также недостаток. — А авангард? — Авангарда на рынке также мало. По большому счету о нем имеется различные точки зрения. Кое-какие коллекционеры говорят, что не желают его собирать, по причине того, что авангардисты трудились на революционеров. А наряду с этим как раз авангард и есть отечественным вкладом во всемирной культурный процесс.

Еще обожают русский импрессионизм (французского-то у нас практически нет) и все, что связано с фовизмом. Это весьма отечественное мастерство: импрессионизм — ласковый, фовизм — броский. — Их обожают больше, чем передвижников? — А кто заявил, что передвижников весьма обожают? Айвазовский — романтик, Шишкин — гиперреалист. понурых домишек и Несчастных крестьян они не рисовали. Такие вещи и не реализуешь. Отправься реализуй какую-нибудь "Смерть переселенца".

Да ни при каких обстоятельствах в жизни! Написать

// воскресенье, 4 ноября 2001 года

Арткриминалистика

Еще три дня в Центральном доме живописца на Крымском валу будет трудиться XI Антикварный салон, организованный компанией "Экспо-парк". Изобилие галерей и вещей на салоне помой-му разрешает сказать о том, что отечественный художественный рынок процветает. Тем более необычным на первый взгляд думается тот факт, что за сутки до открытия салона начали работату направления артдилеров, организованные по инициативе ярмарки "Арт-Манеж" Университетом неприятностей современного мастерства и Национальным музейно-выставочным центром "Росизо". Напрашивается вывод: отечественный рынок дожил до для того чтобы момента, в то время, когда о клиентах возможно не тревожиться — они больше некуда не убегут, — а необходимо заняться образованием и воспитанием продавцов
скопируйте данный текст к себе в блог:

// воскресенье, 4 ноября 2001 года

Арткриминалистика

Еще три дня в Центральном доме живописца на Крымском валу будет трудиться XI Антикварный салон, организованный компанией "Экспо-парк". Изобилие галерей и вещей на салоне помой-му разрешает сказать о том, что отечественный художественный рынок процветает. Тем более необычным на первый взгляд думается тот факт, что за сутки до открытия салона начали работату направления артдилеров, организованные по инициативе ярмарки "Арт-Манеж" Университетом неприятностей современного мастерства и Национальным музейно-выставочным центром "Росизо". Напрашивается вывод: отечественный рынок дожил до для того чтобы момента, в то время, когда о клиентах возможно не тревожиться — они больше некуда не убегут, — а необходимо заняться образованием и воспитанием продавцов светло синий NIE2 ? Новости net.finam.ru